Форсайт, 2017 (2) http://foresight-journal.hse.ru ru-ru Copyright 2017 Thu, 29 Jun 2017 11:33:20 +0300 Роль университетов в «треугольнике знаний» https://foresight-journal.hse.ru/2017-11-2/207021366.html «Треугольник знаний» между сферами науки, образования и инноваций: концептуальная дискуссия https://foresight-journal.hse.ru/2017-11-2/207098236.html В последние годы концепция «треугольника знаний» (knowledge triangle) становится все более востребованным инструментом для разработки инновационной политики в странах ОЭСР, прежде всего европейских. Ее актуальность обусловлена системным, интеграционным подходом к взаимосвязям между научной, образовательной и инновационной деятельностью. В статье обсуждаются механизмы функционирования «треугольника знаний», анализируются роли его различных акторов (высшие учебные заведения, органы государственной власти, научно-исследовательские и технологические институты, компании), их мотивация к участию в этой системе и стоящие перед ними вызовы. Показано, что «треугольник знаний» может служить объединяющей основой для других, частично дублирующих и дополняющих друг друга концепций, таких как «третья миссия» (third mission), «тройная спираль» (triple helix) (или, в расширенной трактовке, «четырехзвенная спираль» (quadruple helix)), «предпринимательский» (entrepreneurial) или «социально ориентированный» (civic) университет и «умная специализация» (smart specialisation).  Институты высшего образования в «треугольнике знаний» https://foresight-journal.hse.ru/2017-11-2/207098649.html Статья посвящена вопросам научно-технической политики и лучшим практикам, связанным с повышением эффективности институтов высшего образования (ИВО) и усилением их социально-экономической значимости как ключевого элемента инновационной системы в рамках «треугольника знаний». Рассматриваемая концепция служит укреплению связей между различными функциями (миссиями) ИВО — образовательной, исследовательской и инновационной. В работе раскрывается содержание модели «треугольника знаний», анализируются стратегии ее продвижения в ИВО, вопросы оценки результативности образовательных учреждений, возможные противоречия в отношениях с другими субъектами производства знаний — государственными научными организациями и компаниями.Делается вывод, что не существует единой модели университетов и «треугольника знаний».  Это обусловлено особенностями системы образования той или иной страны, внутренним устройством университетов и выполняемых ими функций, а также спецификой региональных экосистем.  Соответственно ключевым условием эффективности инструментов «треугольника знаний» является их адаптация «на местах». Для того чтобы добиться ощутимого вклада университетов в развитие региональных и локальных инноваций, необходимо обеспечить комплементарность и сбалансированность между различными их миссиями. Как открытая наука повлияет на партнерство университетов и компаний? https://foresight-journal.hse.ru/2017-11-2/207100766.html Открытая наука бросает вызов традиционным научным практикам и моделям сотрудничества, в которых обмен знаниями существенно ограничивается стремлением ученых публиковаться в высокорейтинговых журналах, а также правами интеллектуальной собственности, определяющими «закрытый» характер партнерства. Увеличивается спрос на повышение открытости науки и интенсификацию обмена знаниями. Такие процессы стимулируются недостаточной эффективностью научной деятельности, недоверием к качеству ее результатов, публикуемых в ведущих журналах, и стремлением государства обеспечить свободный доступ к исследованиям, проведенным при его поддержке. Тезис о том, что расширение открытости повысит качество научной деятельности и объективность ее оценки, имеет логические обоснования. Однако сохраняется неопределенность в отношении эффектов открытой науки для сотрудничества университетов с бизнесом. Необходимо найти оптимальный баланс между открытым и закрытым подходами. Препятствиями для распространения открытой модели могут стать и интересы определенных влиятельных игроков. Служба или служение? Мотивационные паттерны российских ученых https://foresight-journal.hse.ru/2017-11-2/207101250.html В исследованиях занятости ученых сложился консенсус по поводу значимости личностной мотивации научных кадров, которая находится в нелинейной зависимости от внешних административных сигналов. Разработка комплекса мер, направленных на поддержание высокой заинтересованности ученых позволит привлечь и удержать их в сфере исследований и разработок (ИиР) и повысить конкурентоспособность национальной науки в целом. Предпринятый авторами статьи анализ мотивационных паттернов ученых основан на результатах международного проекта «Карьеры докторов наук» (Careers of Doctorate Holders, CDH) и его российской части — «Мониторинга научных кадров высшей квалификации». Устойчивость и изменчивость мотивации кандидатов и докторов наук в различные периоды жизни рассмотрены на трех ключевых этапах научной карьеры: выбор профессии, текущая трудовая деятельность, гипотетическая смена места работы.В качестве базовых мотивационных структур личности ученого предлагается рассматривать восемь паттернов. Большая часть из них в качестве одного из компонентов содержат творческий и инновационный характер труда. Второй по значимости компонент — независимость и относительная автономия, обеспечиваемые научно-исследовательской работой. Материальные мотивы не вошли в список определяющих выбор академической карьеры, хотя и играют важную инструментальную роль в текущей научной деятельности, поскольку могут влиять на достижение значимых профессиональных целей. Гипотетическая смена работы, возможный временный или постоянный отъезд за границу также подтверждают приоритет внутренних, содержательных мотивов над внешними, материальными.Перспективы профессионального и личного роста выступают своего рода триггером высокого уровня мотивации работников интеллектуального труда. Если побудительными мотивами ученых служат самореализация, развитие навыков и компетенций, то профессиональная среда должна быть организована таким образом, чтобы эффективно поддерживать и использовать этот интеллектуальный ресурс. Регулирование деятельности ученых лишь с помощью внешних поощрений может снизить их мотивацию, поскольку сводит присущие человеку энтузиазм и вдохновение к чисто материальной заинтересованности. Результаты проведенного обследования подтверждают высокую актуальность для российской научной политики проблемы реализации исследовательского потенциала, создания и поддержания личной репутации ученых. Конфигурации «треугольника знаний» в трех шведских университетах https://foresight-journal.hse.ru/2017-11-2/207102341.html Концепция «треугольника знаний» как принцип укрепления связей между научной, образовательной и инновационной деятельностью стала ответом на обращенный со стороны политиков запрос к университетам, от которых ожидали более широкой социальной ответственности. Вместе с тем практические аспекты реализации университетами этой концепции остаются малоизученными. Авторы восполняют эту лакуну, исследуя те организационные и политические формы, которые эта деятельность принимает на уровне стратегий трех шведских университетов.В статье подчеркивается, что, хотя «треугольник знаний» остается приоритетом государственной политики, конкретный механизм реализации подобного подхода недостаточно проработан, а ответственность за интеграцию лежит на самих университетах. Принципы производства знаний в университетах характеризуются широкой вариативностью с точки зрения как индивидуальных позиций и интерпретаций, так и стратегий управления и систем стимулирования. Три базовые функции университетов, как правило, реализуются изолированно, без должной координации, а университетский менеджмент не проявляет инициативы в отношении перераспределения функционала между сотрудниками. Задачи для индивидов и небольших коллективов формулируются нечетко, хотя некоторые ролевые модели эффективно справляются со своими функциями. Слабыми звеньями «треугольника знаний» оказываются ответственные за его операционализацию сотрудники, которые зачастую не располагают достаточными полномочиями и ресурсами.Сформулированные авторами выводы намечают направления дальнейших исследований и применения их результатов в политике и управлении университетами. Управление потенциалом преподавателей как инструмент повышения их научной продуктивности: роль организационной справедливости https://foresight-journal.hse.ru/2017-11-2/207123066.html Результаты научной деятельности преподавателей вузов служат одним из важных критериев оценки продуктивности университетов. Игроки рынка высшего образования стремятся к улучшению этих показателей во исполнение поставленных перед ними целей и обязательств по отношению к различным частям общества. В статье оценивается влияние компонентов воспринимаемого управления талантами (perceived talent management) на научную результативность преподавателей вузов сквозь призму воспринимаемой организационной справедливости (perceived organizational justice). Исследование носит корреляционно-дискриптивный характер и основывается на структурных уравнениях.Выборка обследования охватила преподавателей Университета Исфахана (Isfahan University), Исфаханского университета медицинских наук (Isfahan University of Medical Sciences) и Исфаханского технологического университета (Isfahan University of Technology). В нее вошли 130 человек, отобранные из первоначальной совокупности в 562 человека. Отбор производился методом стратифицированной случайной выборки, пропорционально ее размеру, с использованием программы SPSS Sample Power. Источниками данных послужили сведения о результатах научной деятельности преподавателей, а также анкетирование на темы, связанные с управлением воспринимаемым потенциалом сотрудников и воспринимаемой организационной справедливостью. Конвергентная валидность обеих анкет (AVE) превысила 0.5, а надежность с применением коэффициента альфа Кронбаха оказалась более 0.75. Анализ данных был произведен с помощью статистической программы Smart PLS 3.2.6.Выводы свидетельствуют о том, что компоненты переменных воспринимаемого управления потенциалом сотрудников (1) и воспринимаемой организационной справедливости (2) составляют в общей сложности 61% колебаний переменных результатов научной деятельности (3). Посредническая роль (2) при подсчете оказалась несущественной. Можно заключить, что указанные компоненты находятся в прямой зависимости: улучшение показателя (1) влечет за собой рост показателя (2), а в конечном счете и (3). Взаимосвязи между организационной культурой, лидерством, мотивацией к достижениям и результативностью университетских преподавателей https://foresight-journal.hse.ru/2017-11-2/207124613.html Статья посвящена оценке влияния на результаты деятельности преподавателей университетов таких факторов, как организационная культура, стремление к лидерству и мотивация к достижениям, а организационной культуры и лидерства — на мотивацию к достижениям. Исследование основано на опросе респондентов по методу случайной выборки с применением каузального подхода к интерпретации данных. В анкетировании приняли участие 255 преподавателей Университета Джамби (Jambi University), отобранные из первоначальной совокупности численностью 706 человек, а полученные данные прошли тест на валидность с использованием альфа Кронбаха. В статье выявлены прямое влияние организационной культуры, стремления к лидерству и мотивации к достижениям на результаты деятельности преподавателей университетов и связь между организационной культурой и лидерством с мотивацией к достижениям. Основной вывод исследования состоит в том, что росту продуктивности труда преподавателей могут служить совершенствование организационной культуры, создание стимулов к лидерству и достижениям.